Женская месть или ответный удар

Категория: По принуждению

Её соблазнительная походка, высочайшая грудь и аппетитная попа не давали ему свободно вздохнуть. Высочайшая, стройная черноволосая дама шла по тротуару походкой Клаудии Шиффер и мужчины оборачивались ей вослед. И он был не исключением. Вот уже некоторое количество дней, как тридцатипятилетний мужик караулил эту даму рядом с ювелирным магазином, около которого она раз в день проходила мимо. Он издалека увидел ту, по которой так ныло сердечко. Ноги мгновенно стали ватными, кровь с центробежным ускорением понеслась по венам, а фаллос… Этот орган рвался в бой. В мужских мозгах крутилась только одна идея… Он желал на данный момент, сиюминутно получить свою порцию счастья. Дама все далее и далее удалялась от стоящего около магазина мужчины. Он стоял как парализованный и следил за дамским силуэтом, который вот-вот должен быть скрыться за поворотом. Мужик сделал неуверенно один шаг, потом 2-ой. Какая-то внутренняя сила подтолкнула его, и он сорвался с места и понесся за ней. Его практически от священной мечты делило несколько метров. Мужик тормознул, спрятался за дерево. Он отдал даме возможность пройти вперед. И вот она вошла в зону лесопарка, где в каких-либо двухсотен метрах был её дом, в каком она жила с дочерью. Черноволосая дама подошла к воротам дома, извлекла из сумочки ключи. Мужская мощная ладонь сжала женское запястье. Ключи свалились на землю. Она злыми, как у голодного тигра очами поглядела на него. Тридцатипятилетний мужик потянул даму за собой. Она споткнулась. Открыв ключом дверь, мужик втолкнул даму в коридор, сразу придавил к стенке. Фаллосу было не достаточно места в собственной тесноватой клеточке. Орган рвался в бой. Мужик тяжело дышал.

— Отпусти! – дико заорала она.

Он приподнял маленькую женскую юбку, и рука задела дамских узорчатых трусов.

— Убери руки! Изувер!

Дамские длинноватые ногти вонзились в мужскую шейку. Одичавшая боль пронзившая тело еще более усилило желание завладеть этой дамой.

— Все равно ты будешь моей! – пыхтя как паровоз, выжал он из себя.

Дама пробовала сопротивляться. Но мужское желание было намного посильнее женской силы. Он схватил даму за волосы и, толкая перед собой, вошел с ней в просторный холл. Не успела хозяйка дома опамятоваться, как мужик сбил её с ног, и она свалилась на пол. Их силы были не равными.

Она как загнанный в клеточку воробышек трепетала под его весом. Недолгим оказалось мужское счастье. Дамские зубы вонзились в мужское плечо, и он от боли вскрикнул. Этого было довольно, чтоб вырваться из его цепей. Он пару минут лежал на полу, обширно раскинув руки. Потом поднялся и одной рукою схватил стоящий в метре от него стул и, расставив обширно ноги, медлительно погрузился на него. Сперма лупила в голову. Она не давала ни о чем другом мыслить. Обхватив руками спинку стула, он издал протяжный и тяжкий вой. Дама лежала на полу с очами полными слез. Грудь её тяжело вздымалась.

— Сволочь! Насильник! – эти слова вырвались из дамских уст.

— Ты сама во всем повинна. Это ты меня соблазнила… Ты вожделела этого… Вот для тебя и итог.

Она, повернув голову, одичавшими очами поглядела на мужчину. Потом с трудом поднялась с пола и, подойдя к стулу, на котором посиживал мужик, схватила его за темные густые волосы. Она не успела опамятоваться, как вновь оказалась в плену. Его боевое орудие как и раньше вралось в бой. Мужик вновь сбил даму с ног и бросил на кожаный диванчик. Он рванул на ней блузу с бессчетными пуговицами, и они градом посыпались на пол. Дама пробовала сопротивляться, тогда он стукнул её по лицу.

— Сейчас я получу все… Все, что мне принадлежит по праву! — сглотнув, задыхаясь от перевозбуждения, произнес насильник.

— Это недешево будет для тебя стоить!

— Не дороже, чем жизнь!

— Я отомщу за себя! Не на ту нарвался!

— Поживем-увидим…

Он коленями раздвинул дамские ноги, и мгновенно фаллос стал делать то, о чем грезил мозг.

Дама трепетала под напором противника.

Женское влажное тело перевоплотился в большой ком нервишек. Её волосы и груди с каждой секундой все посильнее и посильнее возбуждали мужчину. Он в эти мгновения был похож на разгневанного плотоядного зверька, который, изголодавшись по еде, терзал на части свою добычу.

Мужик целовал уголки дамского рта, заставляя её ослабевать от прикосновения его языка. Мужские руки были сильными, но совершено не нежными. Они привели даму в ужасное состояние. Она была сама не своя от ярости. Кровь как и раньше бурлила в мужском теле. Он не в состоянии был совладеть с собой. Разумом он осознавал, что его поступок мерзок, но сперма… Она не давала ему мыслить… Она рвалась наружу, и приостановить её мощнейший поток мужик был просто не в состоянии.

— Изувер! – выкрикнула дама и провела своими длинноватыми ногтями по мужской щеке.

— Не буди во мне беса! — выкрикнул он, и издал протяжный стон.

Повернув жертву со спины на животик, мужик вновь попробовал войти в неё и овладеть дамским телом. Но сейчас он оказался в проигрыше. Дама рванула мужчину за волосы, и он взвыл от боли.

— Лежи и не рыпайся!

н прижал её своим весом и стал устраиваться поудобнее. Насильник безотчетно нажал на даму и одним решающим действием получил свою священную порцию мужского счастья. Скорость толчков с каждой секундой усиливалась. Выполнив свою работу, мужик обессиленный свалился на пол.

— Пить… Пить… Я желаю пить… Принеси воды…

— На данный момент! Разбежалась! – плача дрожащим голосом проговорили дамские уста.

— Пожалуйста,- жалобно произнес он.

Она с трудом поднялась с дивана, поправила волосы и пошла на кухню. Налила в стакан минеральной воды и, проделав шажок, тормознула. Дамский взор свалился на чайник.

— На данный момент… На данный момент я тебя напою живой водой… Ты сей день заполнишь на всю оставшуюся жизнь… Будешь знать, как не по предназначению использовать собственный агрегат!

Она дрожащими руками поставила стакан на стол и налила воду в чайник. Слезы катились из дамский глаз. Она не отдавала для себя отчет в том, что творит. Женская злоба и месть не знали границ. Она дрожащими руками взяла жаркий чайник и вошла в комнату. Мужик лежал на полу с закрытыми очами и облизывал языком губки. Она дрожащей рукою перекрестилась и, поднеся чайник к главному мужскому достоинству, свершила свою женскую месть. Мужик заорал от боли. Его вопль, переходящий в вой привел даму в кошмар. До неё стал доходить смысл того, что она сделала.

Он лежал на кровати с обожженным животиком и основным мужским достоинством. Дама сделала ему несколько уколов и повсевременно смазывала искалеченные части тела веществом чистотела. Мужские глаза были полны слез. Они смотрели в пустоту. Он не произнес ни слова. Только к утру, когда температура малость спала он, взглянув на даму, спросил:

— Для чего ты это сделала? Как мне жить далее?

— Не ной… К свадьбе заживет!

— К какой свадьбе?

— К золотой…

— Спасибо, успокоила……

— Сам во всем повинет… Отлично еще, что не оскопила…

— Хрен репы не слаще…

— Кому я на данный момент таковой нужен?

— Этот вопрос уже не ко мне…

Дама посиживала на кухне и курила одну сигарету за другой. Она даже не увидела, как вошла дочь.

— Мамочка, что с тобой?! Ты захворала? – тревожно спросила она.

— Нет, Катенька, нет, милая… Я очень утомилась на работе…

— Мамочка, я пришла за средствами… Дедушка с бабушкой собираются ехать на дачу… Мои средства закончились… А у их просить…

— Естественно, моя золотая, — дама обняла дочь. — Как стремительно летит время… Ты уже стала совершенно взрослой…

— Мамочка, я желаю у тебя спросить, — на какие-то толики секунд она замолчала, позже поглядела на мама и, опустив голову, тихо спросила. — Машка произнесла, что ты встречаешься с её папой. Она произнесла что лицезрела, как дядя Борис целовал тебя в щеку. Вы, что собираетесь пожениться?!

Дама улыбнулась и погладила дочь по волосам.

— Катенька, Борис для меня самый дорогой, самый… самый… Как это для тебя разъяснить…

— Мне ничего разъяснять не надо… Только ответь мне: вы собираетесь пожениться?

Дама улыбнулась.

— Я с Борькой прогуливалась в сад… В одну группу… Позже мы обучались в одном классе… Посиживали за одной партой… Мы даже совместно поступили в институт… А позже… У него я и познакомилась с твоим папой… Борька мне как брат… Он знает все мои потаенны, а я его…

— Мать, но у него нет супруги… Тетя Елена погибла… А нас бросил папа… Может…

Дама улыбнулась и развела руками:

— Борька очень неплохой человек, превосходный отец, хороший хирург… То, что лицезрела Маша — это совсем другое о чем она поразмыслила…

— Мамочка, милая… Давай простим папу… Ему плохо без нас.

— Я его уже простила, — после долгого молчания произнесла дама.

— Да?! Правда?! Ты не обманываешь?!

Девченка запрыгала от радости. Дама достала из сумочки средства и протянула их дочери.

— Вот бабушка с дедушкой обрадуются, когда выяснят, что вы помирились!

Прошло две недели.

Мужик с трудом спустился с лестницы. Дама посиживала в холле и смотрела телек. Он стал в метре от неё и тихо произнес:

— У меня было много дам… Почему посреди этой толпы я избрал тебя?! Для меня данный факт до настоящего времени остается загадкой… Твоя соблазнительная походка, аппетитная попа… А груди?! Ты просто какое-то наваждение… Я повсевременно желаю тебя… И деньком и ночкой… Это просто некий кошмар…

Она подняла голову и оценивающим взором поглядела на мужчину. Потом поднялась с дивана и подошла к нему. Приподняв мужскую сорочку, она поглядела на раны.

— Да… — тяжело вздохнув, протяжно произнесла она.

— Я не знаю, что со мной вышло… Никогда не задумывался, что я способен на такое… Она совратила меня, — мужское лицо исказилось до неузнаваемости. — Она прекрасно плясала стриптиз… И я представил как мы с ней увлечены любовью. Спустя две недели моя мечта исполнилась. Невзирая на её юность, в данном деле она была реальным ассом…

— По выкачке средств либо?! – дама поглядела на мужчину.

— Спустя месяц она мне надоела… Но оборотной дороги уже не было,- мужик замолчал, подошел к окну и открыл его.

Свежайший воздух заполнил комнату.

— Вот уже практически четыре месяца как я живу у Светланы Евгеньевны… Спасибо ей, что пригрела…

В комнате раздался телефонный звонок. Дама стремительно подняла трубку.

— Да, милый… Да, дорогой, — проговорила она, и ухмылка осенила женское лицо. — Как скажешь, милый… Нет, не надо заезжать за мной… Встречаемся около кинозала «Прометей»… Как обычно… Нет… Проведем этот вечер в ресторане! Сколько этой жизни!

Дама положила трубку и поглядела на мужчину. В эти секунды он был похож на подбитого, немощного зверя. Она поднялась в спальню, открыла шкаф, и выложила несколько платьев на кровать. Слезы сдавили женское гортань. Она старалась перебороть себя. Дама надела изумрудное платьице, которое охватывало её фигуру, золотое колье и поглядела на себя в зеркало. Это были последние подарки, которые ей привез супруг из Парижа.

Она вышла со спальни… Ноги подкашивались… Слезы давили гортань… Дама стала медлительно спускаться по лестнице. Она лицезрела какими жалобными очами он смотрел на неё.

— Ты придешь сейчас домой? – спросил он, делая упор руками об стол.

— Не знаю, — кратко ответила она, и резвым шагом направилась к двери.

Она вышла за ворота дома и заплакала.

Звонок сработал верно. Она попросила подругу, чтоб та, пару раз на денек звонила ей, пока не будет получен священный итог. Она бродила по городку и мысли были сосредоточены лишь на одном человеке – на супруге, которого она безрассудно обожала. Она пришла домой, вошла в спальню и присела на край постели. Мужик тяжело дышал. Она взяла его руку и поднесла к своим губам.

— Я купила вчера Катьке ко деньку рождения подарок. Я желаю, чтоб этой подарок подарил ты… Она так обрадовалась, когда я произнесла, что ты возвратился.

— Нашей дочери в воскресенье будет двенадцать. Как стремительно летит время…

Она положила свою ладонь на обожженную часть тела. Мужик вздрогнул. Она улыбнулась:

— Другой раз с дамами так не шути… Женская месть всегда на много коварнее, чем мужская.

— Сообразил, — тихо произнес он и, улыбнувшись, поглядел на свою супругу.

04.06.2006

Кобленц Германия