Юлька, я хочу в душ!

Категория: Потеря девственности

Юлька

Я растеряла девственность в 12 лет, мастурбируя в ванне. Ничего такого особенного, видите ли. К тому времени я уже практически год голубила себя. Принимая душ либо ванну, делала это практически всякий раз. Поначалу только теребила пальцами клитор и складочки совсем гладкой писи, позже решилась засовывать пальчики поглубже, а позже совершенно на всю их длину. Позже этого показалось не достаточно.

В один прекрасный момент я взвинтила себя так, что отважилась запихнуть в себя сторонний предмет (конкретно отважилась, так как мне все-же было только 12 лет!). В ванной у нас хранились фигурные цветные свечки. Я взяла одну, вымыла ее для чего-то тщательно-тщательно… и вела в себя так, как смогла. Мне показалось, что может войти еще малость, я нажала – и вскрикнула от боли. Крови было совершенно не достаточно, к тому же я знала к этому времени ЧТО ТАК И ДОЛЖНО БЫЛО ПРОИЗОЙТИ, но все равно ужаснулась. Забавно, но даже задумывалась, что сейчас заболею какой-либо венерической заболеванием.

Даже поклялась для себя, что если этого не произойдет, то я никогда больше, никогда-никогда, что вы!… И с фуррором сделала то же самое на последующий денек. Позже заменила свечку на банан, на огурец, а летом на даче как-то оттрахала – другого слова не подберешь – агрессивно оттрахала себя маленьким баклажаном, при этом на даче в это время было полным-полно народу, а я спряталась в бане… В общем, это отдельная история…

Еще более волнующим был мой 1-ый опыт настоящего секса. После которого я стала убежденной лесбиянкой на целых три года. О чем, вобщем, совершенно не жалею!

Итак вот, моя подруга Юля, которая на данный момент живет в другом городке (что не мешает нам встречаться пару раз в год и безрассудно проводить время!) стала моей первой любовью и партнершей.

Мы совместно обучались с класса третьего… А когда вышло ЭТО нам было уже по 14 лет. Про секс мы знали, как нам казалось, все! У моей сестры Ани и у Юлькиных родителей были кассеты с порнушкой, мы их естественно лицезрели, в том числе и лесбо, но значения этому особенного не присваивали. Я, по последней мере.

…Угу, это было практически ровно 10 годов назад, тоже в мае. Была середина недели, но мы в тот денек не обучались, так как срочно поехали на фабрику наших шефов (так это, кажется, именовалось) ради внеплановой экскурсии, предваряющей еще больше внеплановый субботник. Правда, разделались стремительно, еще до пополудни.

В школу приехали пыльные, потные и злые!

— Я желаю в душ! – неистово произнесла Юлька, когда мы пошли по домам.

— Я тоже! Идем ко мне!

Я позвала ее к для себя без задней мысли, честно-честно. Просто у меня дома деньком никого не бывало, потому что сестра уже обучалась в институте. А у Юльки повсевременно кто-то тусовался. И мы пошли ко мне домой…

Желание принять душ у нас обеих было от всей души сильным, клянусь! Мы, толкаясь в ванной, стали стремительно раздеваться. Для виду покричали что-то вроде «Чур, я 1-ая! Нет, я!», но ясно было, что раз уже раздеваемся сразу, то и умываться будем совместно. Когда я это сообразила, то ощутила понизу животика… Словом, точно как пишут в порно-рассказах. Я еще не веровала, что мы с Юлькой на данный момент займемся лесбийским сексом, но тень этой мысли точно появилась…

Мы начали умываться. Как-то сходу мы замолчали и закончили перешучиваться… Я попробовала похихикать над тем, что у Юльки на лобке волосики тоже были рыжеватые, как и на голове, а Юлька сделала вид, что тоже хихикает, но отвернулась. Было видно, что она побагровела.

Она долго-долго стояла под струями душа спиной ко мне, делая вид, что промывает волосы. Я намыливала себя и рассматривала ее сзади. Я ранее много раз лицезрела нагих сестру и маму, и нескольких теток, при этом с самых различных ракурсов, но Юлька точно казалась мне особой. На данный момент я понимаю, почему. Она была моей ровесницей. И не-родственницей.

— Намылить тебя? — спросила я. Глас постаралась сделать бодреньким.

… Может показаться, что мне было просто, либо что я была порочной тогда… Нет! Боже мой, кто бы знал, как мне было постыдно и жутко! Если б Юлька обиделась, удрала… это был бы ужас, добросовестное слово!

— Угу… — ответила она на мой вопрос.

Она выдвинулась ко мне из потока воды и я стала тереть мочалкой ее спину. Позже поясницу. Позже попу. Позже…

— Чтоб не царапаться… — произнесла я и бросила мочалку в ванну. И мыльными руками стала водить по Юлькиным бокам, бедрам, намылила ей руки и ноги. Позже снова бока, живот, вскользь задела грудь… Она вздрогнула, и я чуть не свалилась в обморок от волнения. Мне показалось, что на данный момент она развернется, оттолкнет меня и убежит…

Юлька вздрогнула, и, вроде бы убирая свою грудь подальше от моих рук, наклонилась вперед. И немного уперлась в меня собственной попкой… Я, уже совершенно ничего не соображая от испуга и возбуждения, шагнула вперед и с усилием выпрямила Юльку, прижав ее намыленную спину к собственной намыленной груди. И стала намыливать ее впереди ВСЮ – от шейки до низа животика. Я услышала, как Юлька тяжело засопела. А позже она уперлась рукою в кафельную стенку. Тогда и мои пальцы стремительно скользнули от ее груди к самой щелке меж ее ног, чуток задержавшись на тонких девчоночьих волосиках. Я взяла ее киску в горсть и стала тереть.

И здесь она в конце концов заговорила:

— Сучка, что ты делаешь? – у нее был таковой глас – я не смогу обрисовать его словами… Это был глас, совсем сводящий с разума. И я запустила вторую руку меж ног для себя.

— То же, что и для себя, сучка… — произнесла я.

Она нащупала мою вторую руку и удостоверилась, что я не лгу. Тогда и она медленно-медленно развернулась ко мне… и мы стали лобзаться…

У меня закружилась голова, и я встала в ванне на колени. Юлька тоже. Продолжая лобзаться, мы обнялись и гладили все это время друг дружку. Так длительно, что стерли с себя всю пену.

Юлька встала под душ, и, повернувшись ко мне, стала смывать с себя остатки мыла. Я не помогала ей. Просто смотрела и теребила свои складочки.

Позже под душ встала я. Закрыла глаза, чтоб не попала вода. Стала тереть грудки. Поставила одну ногу на край ванны, чтоб она лицезрела меня всю… и вдруг в мою щель просочилось мокрое и горячее. Я не сходу сообразила, что это ее язык. Она засосала ртом всю мою писечку, я ощутила, что колени у меня снова подгибаются…

— Пойдем… — простонала я.

Юлька вынула меня, шатающуюся, из ванной, наскоро промокнула полотенцем. В моей комнате мы свалились на кровать и неистово лобзались какое-то время, и гладили друг дружку. Я была понизу. Практически ничего не соображала.

Позже я ощутила в себе Юлькин палец, и ее жаркий рот на моем соске. Я звучно застонала, и через несколько секунд мне на лицо, прямо на рот, опустилась ее влажная щель. Мои ноги были раздвинуты, меж ними оказалось юлькино лицо. Я обхватила руками ее талию, придавила к для себя сильней, и впилась в ее волшебство. Она обрабатывала меня.

Мы лизали друг дружке все, до чего могли достать язычки – и низ животика, и кису, и дырочку ануса. Все мое лицо было влажным от ее смазки. Когда сил у меня уже не осталось, я воткнула в Юлькину пизденку два вальца, и она стала извиваться сильней, насаживаясь на их.

Я кончила и, кажется, даже растеряла сознание. Когда очнулась, Юлька извивалась в прежней позе, только придерживала рукою мою кисть, чтоб мои пальцы не выскользнули из нее…

… Тот денек был особым… Мы умывались еще два раза. Один раз опять под душем, другой раз воспринимали ванну. В промежутках трахались в зале, включив порнуху на видике…

Вечерком, перед приходом моих, оделись и сели в обнимку в моей комнате.

На последующий денек в школе все тоже было по-особенному. Другими словами, все как обычно, но что бы ни происходило, отвратительного либо неплохого, стоило мне только поглядеть на Юльку, и я переполнялась счастьем.

Это длилось два года, а позже она уехала в Екатеринбург. У нас много чего было с ней с той поры,… мы перепробовали с ней все, что угодно, включая группу МЖМЖМ, но это… было таким нежным…

Юлька, я тебя люблю!