Светочка

Категория: Экзекуция

Уневер, обыденный курс, в принципе группа обычная. Но есть в этой группе такая девченка – Света. Светочка отличалась очень неприятным нравом и капризностью. Тем, что ее вытерпели она была должна собственной наружности – низкая маленькая блондинка, с очень миленьким лицом ангелочка, обладавшая хоть и не очень большой, но прекрасной грудью и аппетитной попой. Светочка очень нередко бранилась и устраивала истерики. И вот, один раз она нарвалась на тех, на кого не стоило. Но Светочка этого не знала. Она поразмыслила, что эта троица ей все простила. Тем паче что вчера к ней подошел Костя, какой-то из них, высочайший прекрасный юноша, которого называли Котом не необоснованно – из-за его пластики и изящности, и предложил совместно с Викой и Лехой смотаться к нему на дачу, при всем этом любопытно улыбаясь. Потому что Светочка считала себя кросоткой, она приняла эту улыбочку за намек, тем паче что Костя произнес:

— Познакомимся ближе.

Светочка, естественно, согласилась.

После последней пары все четыре укатили в направлении дачи. Не выдержав двухчасового переезда на электричке, Светочка, сморщив носик, спросила:

— Ну ты и в глушь залез! Такая дыра! Здесь вообщем люди живут?!

— Ну, Свет, в этом и есть вся красота этой дачи – тихо, расслабленно, народу практически нет, никто не подходит и не спрашивает: «Что за клики? Что за стоны?» — ответил Костя, хитро смотря на нее.

Светочка снова усмотрела в этом очень пошлый намек. «Ха, уже, считай, мой. А эта уродина Викуся к тому же улыбается! Обучайся, дура».

Вика, высочайшая светловолосая женщина с очень пышноватым бюстом и более пышноватой попой и Лешка, юноша с длинноватыми до плеч, темными волнистыми волосами, кое-чем неуловимо схожий на Кота, шли молчком. Они вообщем не достаточно говорили. Светочка решила, что они так ревнуют Костю.

Домик казался необыкновенным – большой, кирпичный, но маленький – только один этаж.

— Мне хватает. А если гости, то подвал очень обустроенный – я его даже больше люблю… — объяснил владелец. – Я непременно покажу его для тебя, естественно, когда мы будем к этому готовы, да, лапуля? – и положил руку на ее красивый зад, погладив ягодички через узкую ткань юбочки.

Светочка не стала убирать его руку, а только более выразительно стала качать бедрами. Когда они зашли в дом, то она устроилась здесь же в большой комнате с камином. Другие ушли на кухню, Кот скоро возвратился с бокалами и вином, а эти двое остались там.

— Они ребята отличные, ты еще успеешь с ними познакомится, — заверил он малютку в ответ на недоумевающий взор.

«Ну и отлично. Созидать ее рожу не очень и хотелось…»

Костя завел разговор на какую-то пошло-романтическую тему, Светочка повелась. Во время трепотни ее ноги перешли в его руки, которые их внимательным образом изучали. Светочка была совершенно не против, Костя тем паче. И вот, во время увлеченного повествования его о том, как в большинстве случаев занимаются сексом в Африке, из кухни стали доноситься звуки, полностью применимые для наглядности рассказа. Короче говоря, там увлеченно, по-африкански, занимались сексом.

— Ну вот, совершенно обнаглели, — пропищала Светочка, — еще бы здесь трахаться начали.

— Ну, для чего здесь, — Костя встал с дивана и зашел за Светочкину спину, — здесь же мы, — он перегнулся через спинку дивана и расстегнул пуговку на ее кофте, — здесь же мы…. – руки скользнули вниз под кофточку, задели груди, не стесненной бюстгальтером, пальцы приголубили сосочек, который здесь же стал жестким. Светочка вздохнула и закатила глазки, — можем этим заняться… — произнес Костя и пережал ей сонную артерию…

Светочка очнулась оттого, что у нее затекли руки. Было холодно, и она вся покрылась гусиной кожей. Ее руки в железных наручниках на цепях, прикрепленных к потолку, ноги не достают до пола, но тоже в путах, встроенных в каменный пол на расстоянии метра друг от друга. На общем черном фоне подвала она смотрелась как беленькая звездочка, на которую, сидя в комфортном кресле, любовался Костя.

— Ну вот, это мой подвал. Сам старался, отделывал его под XII век. Хотя, ты, наверняка, моих стараний не оценишь… либо я ошибаюсь? – он подошел к Светочке и провел пальцем по ее лицу.

Она не огрызнулась, не заорала. Напротив, она была заинтригована. Девченка считала, что это просто игра… И что она, конечно, получит наслаждение, после этого ее отпустят, и она будет об этом говорить подружкам. Ведь не могут же ее уничтожить ее одногрупники?! Тем паче что Костя – он же таковой клевый! Да, у его ног валялась большая половина девченок курса, но он брезгливо через их перешагивал. Красавец, умница и секси. Что еще нужно? Вот и на данный момент он выдумал эту игру – это любопытно, удивительно, особенно и потому дико возбуждает ее, Светочку.

Она обхватила губами палец, изучающий их и облизнула его. Кот ухмыльнулся и повел пальцем ниже, коснулся соска, после этого Светочка в очередной раз завздыхала и закрыла глазки. Рука еще длительно исследовала ее тело, останавливаясь на самых привлекательных местах. Ее начала пробивать дрожь – она желала секса на данный момент и стремительно.

— Я желаю тебя! На данный момент! – произнесла она требовательно и капризно.

— Ну-ну, детка, не нужно слов. Хочешь чувств поострее? Я не против, — и в его руках блеснуло лезвие бритвы. – Это очень сильные чувства, поверь мне! – и он, немного касаясь кожи, не делая надрезов, провел лезвием по ее груди.

Естественно, ей стало жутко. Естественно, она была против такового, но… Костя прикоснулся губками к большенному розовому соску, а свободная рука заскользила вниз, обнаружив для себя там занятие меж раздвинутых ножек. Его длинноватые пальцы поглаживали нижние губы, пока те не раскрылись сами и не позволили ему ублажать клитор, твердеющий от каждого прикосновения, оставив бутончик, пальцы переключились на вход в кисочку, они поглаживали ее, проникали вовнутрь… Лезвии скользило по соскам, рукам, животику, бедрам и ягодицам… Одержимая сексом наплевала на опасность, и в очередной раз решила, что это игра. Это и впрямь была игра… 3-х кошек с одной мышкой… она сообразила это, когда кожа на животике стала теплее. Светочка открыла глазки поглядела на себя — из неглубокой ранкой под правой грудью просачивалась кровь… Костя стоял в 2-ух шагах от нее и услаждался этим зрелищем, сейчас лезвие было в его ослепительно белоснежных зубах, он играл им, как конфеткой – поворачивал и облизывал языком. И здесь Светочка заорала на одной высочайшей нотке. Вдруг визг внезапно оборвался – Вика стояла за ее спиной, хищно улыбаясь, и дернула ее за волосы. Это и было предпосылкой внезапного молчания. Все это время Вика посиживала в углу, который Светочка созидать не могла.

— Ну что, девченка, начнем играть по-взрослому? – и острый скальпель уткнулся ей в пухлую щечку. – Как я знаю, ты у нас еще совершенно малая, да? – Вика поцеловала ее в губки. — Экстерн в школе и институт… я права? – шепнула она.

Светочка смотрела на нее с нескрываемым страхом.

— Отвечай, когда тебя спрашивают, умница! – оголенная бестия ущипнула ее за попу.

— Да, — неуверенно произнесла малышка.

В заслугу за слово Вика прижалась к ней всем телом, ее светло-коричневые соски прикоснулись к Светочкиным розовым. Кое-где сладко простонал Кот…

— Сколько для тебя лет, малышка?… Пятнадцать? – она поцеловала ее в шейку и пробежала пальчиками по узкой дорожке волосиков, как тропинка, ведущая к клитору.

— Четырнадцать…, — Светочка не смогла преодолеть собственного желания, и сама поцеловала Вику…

И получила осязаемую пощечину в ответ. Бестия обошла свою жертву вокруг, наслаждаясь Светочкиным ужасом. Сейчас она страшилась всех и всего, но в особенности – длиннющий узкий пруток в руках Вики.

— Жутко? Не страшись, это не заточенная игла инквизиции…, — неведомый прутик коснулся ноги Светочки, — это всего только гитарная струна…

Боль прожгла спину… снова и еще… От каждого удара струной кожа взрывалась…

— Ты, зайка, напрасно боишься… Шрамов не остается. Правда. – Вика слизнула кровь с ее спины… медлительно она собирала все выступившие капельки.

Когда окончила со спиной, присела на корточки и стала целовать ягодицы… Кот стоял в стороне и следил как она раздвигает ее попу, язычком проходится по ложбинке, трется щечкой, и просачивается язычком в дырочку… Вволю натешившись замечательной попой, Вика встала и сняла со стенки плеть, намотала ее на руку.

— Кот, я вас оставляю – скоро Лен проснется.

— Что у вас сейчас? – шепотом спросил он, подходя к «звездочке», ранее монотонной, а сейчас с прекрасным красным рисунком.

— Творческий спор… На тему испанского стула. Плюсы и недочеты…, — Вика повесила плеть на плечо. Подошла сзади к Коту, обняла его за талию, — закончишь с ней – приходи, поможешь рассудить, — ее руки скользнули вниз, к молнии и принялись поглаживать его там, — ты же у нас спец по экзотике… — и, хлопнув его по попке, удалилась наверх.

Костя припомнил не так давно изготовленный ими испанский стул – наследие инквизиции, представляющий из себя железный каркас, напоминающий фактически стул без древесных перекрытий и с креплениями для рук, ног, шейки и пояса, облизнулся, представив Викину попу, свисающую из сиденья, ее раскрывшуюся киску… непременно придет…

— Ну, сейчас, моя малышка, мы и познакомимся ближе. Только у меня тебе сюрприз.

Кот завязал Светочке глаза и начал покрывать ее тело поцелуями. Боль равномерно проходила, губки и руки пантеры в обличии мужчины с все нарастающей алчностью плутали по ее телу, касаясь груди, замечательных огромных сосочков, взъерошивая дорожку волосиков на ее писечке, ну и конечно лаская ее попу. По другому бы Кот растерял смысл жизни, лишившись способности трогать и видеть эту часть девичьего тела, и совершенно не принципиально кому она принадлежит… Вдруг он отходит на несколько секунд, слышен легкий щелчок и Светочка плавненько опускается на прохладный каменный пол. Руки и ноги как и раньше скованы.

— А вот и я. Заскучала? – все так же шепотом спросил Кот.

Светочка сейчас ощутила не только лишь его руки, да и жесткий член, упирающийся в ее живот. Кот лег на нее, прикасаясь всем телом. Жгучая кожа Кости создавала классный контраст с ледяным полом, Светочка начала постанывать и тяжело дышать… Головка члена уперлась в ее писечку, но Кот не торопился и целовал ее грудь, обсасывая и покусывая сосочки, теребя их пальцами, он гладил ее попу, ноги. Он ощущал, как его член равномерно покрывается соком ее кисоньки. Кот истязал ее так, ибо Светочка нетерпеливо ерзала под ним, поскуливала, приоткрывала собственный розовый ротик, пробовала что-то сказать, но не могла связать ни слова… Костя резко вошел в нее и сходу ее тело сотряслось в оргазме… Он продолжал свои деяния, то медлительно, входя неглубоко, то резкими толчками… Он оказался потрясающим хахалем. Равномерно, когда Светочка готова была дать жизнь и душу за еще час нахождения рядом с ним, с нее были сняты кандалы и она интенсивно участвовала в процессе — изображала наездницу и делала минет своим небольшим ротиком. Только повязку ей Кот снять не разрешил, но она и не настаивала. В конце концов бурный оргазм, обхватывающий обоих – вопль Светочки и стон Кота… Вот он берет ее на руки и несет… к ее индивидуальному древесному ящику, отдаленно напоминающему гроб. Занозы вонзились в Светкин зад, она сорвала повязку, и начала было упираться и кричать, но сверху щелкнула последняя защелка. Светочка перебежала на ультразвук, и не унималась, ни когда ее куда-то потащили, бросили в яму и в наилучших традициях под звуки Nirvana и хохот Кота начали… закапывать. Земля пробивалась через щели в ящике и сыпалась на ее нагое тело. Она закончила визжать только, когда в окружении все стихло. Ногти она обломала сразу, занозы впивались при каждом движении, потому она притихла и как бы даже растеряла сознание. Очнулась она оттого, что по крышке ящика что-то скреблось.

«Крысы!» — почему-либо решила она и завизжала с новейшей силой.

— Да заткнись ты! – оборвал ее Лен, открывая ящик. – Мертвых разбудишь! – гласил он Светочке, неудачно пытаясь отцепить ее от себя, но та, опознав в нем спасателя, практически повисла на нем, не замечая того, что когда Лешка гласил о мертвых, то как-то удивительно косился на мелкие холмы по соседству с ямой…

— Ну все, вынул я тебя, малыш, не страшись. На данный момент пойдем домой… Согреешься… — Лен вел Светочку к двери.

Она признательно прижималась к нему, не замечая легкого позвякивания наручников у него на поясе… Дверь предупредительно распахнулась и Светочка попятилась, видя кухню, где основались Вика и Костя, но Лен напористо толкнул ее вперед и закрыл за собой дверь.

— Ну, деточка, я же гласила, чтоб ты не страшилась, — произнесла Вика, застегивая пуговицы на кофте. – Будешь сейчас мне помощницей, а то совершенно я замучилась с этими конями…

Светочка непонимающе на их косилась.

— Да хорошо, в общем выбор у тебя невелик… А то, что для тебя наши игры приглянулись, ты от нас не скроешь. Ведь приглянулись? – Лешка погладил ее по животику и бедрам.

— Приглянулись, — не соврала Светочка.

— Ну вот, считай, что ты отыскала собственных единомышленников. Согласна?

— Да. А про какой выбор вы гласили?

— Ну… либо ты с нами… либо в последующий раз мы закопаем ящик поглубже и я потрачу время не на откапывание тебя, а на ублажение Вики…

— Понятно, — заулыбалась Светочка. — Только я вот не усвою пока 1-го…, — она уже забыла от экстаза, что не так издавна ее закапывали заживо, и от всей души святилась от наслаждения.

Тут выполнили ее самые запрещенные фантазии и мечты.

— Это чего же? – недоверчиво поинтересовался Костя, сидя на столе в одних брюках и доедая бутерброд, процессом изготовления которого и был занят ранее момента.

— Для чего для тебя, Леша, эти наручники? — Светочка опуталась вокруг Лехи и звякнула оным приспособлением.

— Малышка, я для тебя все покажу… — он обнял ее и увел в комнату.

В отражении зеркала было видно, что он приковывает ее на четвереньках к столу, и Ленов член с трудом заходит в ее попу…

— Милашка, правда? — обратилась Вика к жующему Косте, расчесывая пальцами волосы.

— Ну, куда ей до тебя, — он поспешно дожевал и проглотил последний кусочек, протянул руки к Вике и завалил ее на пол, при всем этом лег сверху. – И для чего, спрашивается, одевалась, а?…

— Так для тебя же так интересней… Вот только… а, хрен с ней…

Ибо жалеть кофту было уже поздно – лезвие ножика уже распарывало узкую ткань…

— Котик, ты, что удумал на ее счет, а? – Вика расстегнула ремень на его штанах, спустила их и впилась коготками в ягодицы «котика». — Я не поверю, что мы ее отпустим…, — поглаживание попы, яичек…

— Естественно, нет, — Кот срезает юбочку и трусики, и голубит гладенькую киску со следами воска. — Вон там, — он кивает на еще одну дверь, раздвигает Викины ножки, — ее реальный гроб…, — головкой скользит по губкам и клитору. — Я не упущу варианта поиграть, ты же знаешь…, — член просачивается через складочки, и яйца касаются пышноватой попы…