Старик и Лера

Категория: Потеря девственности

Не глядя на пн, очереди к доктору не было. Лера постучала и не дожидаясь ответа вошла в кабинет. Александр Маркович, старенький терапевт, улыбнулся собственной возлюбленной пациентке:

— Здравствуй, Лерочка, неуж-то снова гортань?

У Леры сложились нежные дела с участковым. Ей нравился этот великодушный седоватый старик в идеально белоснежном халатике с фонендоскопом на шейке. Она издавна увидела, что ей доставляет наслаждение глядеть в лицо медику, когда он, приставляет прохладный кружок аппарата к ее оголенной груди. Ну и доктор отвечал ей взаимностью: «Какая же ты прекрасная, Лерочка!». В один прекрасный момент доктор погладил Леру по груди, чуток задев пальцами сосочки. Было приятно и в трусиках сходу стало мокро. Так у их с того времени и повелось: Лера забегала к медику и Александр Маркович осматривал ее, всякий раз заканчивая осмотр ласками Лерыных молодых грудок: «Ох, Лерочка, до чего же у тебя сисечки неплохи!».

Подсознательно желая повеселить старика, сейчас Лера надела маечку прямо на нагое тело, хотя от доктора ей по сути нужна была справка для бассейна.

— Здрасти, Александр Маркович, я за справкой.

— Естественно, — с некий грустью произнес доктор, встав из-за стола, — А я на пенсию ухожу.

Лера не нашлась, что ответить, подошла к медику, обняла его за шейку и поцеловала в щеку.

— Как я без вас?

— Да я ж не умираю, — засмеялся доктор и серьезно поглядел Лере в лицо, — мне охото поласкать тебя на прощание.

У Леры в трусиках стало мокро. Она сняла маечку и выставила вперед свои пухленькие грудки. Закрыв от удовольствия глаза, доктор стал разглаживать их и сжимать. Было очень приятно. Наклонившись, он лизнул правый сосок, поласкал его языком и мягко охватив губками, начал посасывать. Лера вздохнула и чуток застонала. Доктор сосал Лерыны сисечки, мял их, гладил и опять сосал, пока у Леры не начала кружиться голова.

: — Сними трусики, Лерочка, — доктор шепнул это в самое ухо и Лера побагровела, — Сними, мой солнышко.

— Я не знаю… я еще женщина…

— Знаю, знаю, девченка моя, неуж-то ты думаешь, что я тебя могу оскорбить. Только наслаждение, только удовольствие. Тебе…. Ну и для меня тоже, — доктор засмеялся, — Сними, не страшись.

Малость смущаясь, Лера спустила голубенькие трусики. Они свалились к ее ногам. Доктор встал перед ней на колени и медлительно приподнял клетчатую юбочку. Пару секунд он смотрел на темный треугольник ее кудрей, а позже уткнулся в него лицом. Он дышал прерывисто и горячо и Лера чуток раздвинула ножки. В один момент что-то неописуемо нежное, теплое и мокрое стало шарить по ее девственной писечке, поднимаясь к клитору, то заостряясь, и до стонов жаля, то отступая ниже, распластываясь и лаского скатываясь в глубину. Лера застонала и чуть ли не упала от в один момент нахлынувшей истомы.

— Ложись на кушетку, так будет лучше, — доктор увидел, что Лера ослабла от его ласк

Лера послушливо легла на застеленную белоснежной простынкой мед кушетку.

— Ножки раздвинь… вот так…

Сейчас доктор голубил ее раскрывшуюся писечку, посасывая и причмокивая.

— А-а-а-а-а… А-а-а-а…, — стонала Лера.

Она ощутила, что удовольствие достигнуло собственного пика и на данный момент что-то будет. Ее состояние передалось медику, и, продолжая сосать набухший клитор, он осторожно ввел мизинец Лере в попу. Она ахнула, сделала несколько движений навстречу застенчивому пальцу и издала последний длительный стон. Доктор вытащил мизинец из ее попы и вылизал еще сжимаемое судорогами влагалище.

— Мы еще увидимся, Лерочка?

— Естественно.

* * *

Они гуляли по Москве. Эти прогулки они совершали приблизительно раз за месяц. И всякий раз Александр Маркович демонстрировал Лере новые места, где она никогда не бывала. Москва доктора была совершенно не такая, какой ее знала Лера. Старенькые дворики Замоскворечья, кривые арбатские переулки. Замерзнув, Лера гласила: «Пойдем к тебе» и они шли в старенькую холостяцкую квартиру доктора. Лера раздевалась перед медиком стремительно и просто, без всяких изысков стриптиза. Поначалу верх, позже задирала юбочку и спускала совместно колготки и трусики. Юбка падала на пол в самом конце. Доктор голубил ее грудь, а потом стелил на большой, стоящий среди комнаты, стол белоснежную скатерть. Лера забиралась на стол, раздвигала ножки и доктор постоянно доводил ее до высшей точки удовольствия своим виртуозным язычком и, издавна пришедшим на замену мизинцу, безымянным пальцем, вонзавшимся в Лерыну попу в секунду до оргазма. Так длилось всю зимнюю пору, весну и лето. Лера окончила школу и поступила в институт.

Они шли по Большой Никитской и у Леры в трусиках издавна было влажно. Сейчас днем она в первый раз побрила для себя волосы. В трусах было не по привычке свободно, лямка стрингов приятно голубила безволосую попу изнутри, возбуждая Леру все посильнее и посильнее. Посмотрев Лере в лицо, доктор улыбнулся:

— Пошли быстрее.

Лицезрев розовый гладкий треугольник заместо обычных кудрей, доктор сначала расстроился. Но когда он лизнул помолодевшие голенькие губы девченки, он сообразил, что счастлив. Он сосал ее причмокивая, он облизал ее всю, от клитора до заднепроходного отверстия и Лера стонала так звучно, что было жутко, что поразмыслят соседи. Язык длительно голубил влагалище снаружи, позже вошел в него и стал двигаться по кругу снутри, позже стал узким и просочился глубоко, очень глубоко. Доктор ощутил языком преграду и стал немного стучать по ней кончиком языка. В один момент Лера закончила стонать и привстала.

— Я желаю, чтоб ты был со мной как… с дамой… ну, ты понимаешь… чтоб все по-настоящему…

— Лерочка, для тебя будет больно.

— Я знаю, но мне этого охото. Пожалуйста, прямо на данный момент!

Лера опять легла на стол и еще обширнее развела перед медиком ножки. Александр Маркович расстегнул брюки и Лера увидела крепкий член, внезапно огромного размера, торчавший ввысь под 45 градусов. Она зажмурилась.

— Лерочка, ты уверена, что хочешь, чтоб это сделал конкретно я?

— Да.

Доктор подошел впритирку и провел головкой члена повдоль Лерыных розовых губок. Лера стопроцентно раскрылась и головка погрузилась в нежное, узкое влагалище. Нащупав препятствие, доктор застыл.

— Девченка моя, может быть лучше в попу?

— Нет. Я желаю, чтоб все было как с дамой.

2-мя руками доктор прочно взял Леру за попу, чтоб в момент проникания она не смогла уйти от него. Снова тихонечко поласкал головкой вход во влагалище, застыл и с силой вошел в Леру, сразу, насаживая ее на собственный член. Доктор ощутил головкой лопнувшую девственную плеву и чуть ли не кончил от нахлынувшего воспоминания. Лера заорала. Доктор сделал три контрольные фрикции во влагалище и плавненько вышел. Капелька крови выступила ему вослед. Доктор слизнул ее. Лера притихла, только малость всхлипывала. Доктор голубил ее губками и языком и ощущал, как клитор опять набухает у него во рту. Он усилил нажим на нижнюю его часть и Лера опять застонала.

— Сейчас в попу, — внезапно скомандовала она.

Повторять два раза не пришлось. Поработав безымянным пальцем в попе девицы, доктор ввел в нее член и, лаская пальцами клитор, стал двигаться, проникая все поглубже и поглубже. Они кончили сразу. Точнее, доктор пропустил Леру вперед, а потом с вскриком разрядился глубоко в попе Леры.

Позже они пили чай. Лера щебетала, а доктор смотрел на нее с обожанием: ангел, ангел мой.