Лес

Категория: По принуждению

Языки пламени бесчеловечно вгрызались в еловые бревна, временами выплёвывая мерцающие угольки. Денек уже клонился к закату, женщина седела на берегу озера просто услаждались тишью и запахом соснового леса, который стенкой высился у неё за спиной. Она решили кинуть, в конце концов, эту безрассудную суету огромного городка и отдохнуть на природе хотя бы совершенно немножко хотя бы самую малость.Лес приманивал собственной тишью и спокойствием, и ей казалось, что это единственное место на земле где можно ощутить себя вправду частью природы и слиться с ней душой и идеями. Она встала и тихонько пошла в глубь мерцающей изумрудом и малахитом магической страны. Большие столбы сосен сказочными гигантами выселись над ней, и она ощущала себя малеханькой и беззащитной девченкой в окружении этой орды гигантов. Тропинка вела всё далее и далее в манящую своим спокойствием чащу, мелодичный шум леса баюкал сознание, и она внезапно себе сообразила, что тропинки уже нет и в какую сторону идти назад она не знает. Чувство паники и какого-то животного ужаса слизким комком зашевелилось кое-где в низу животика. Лес уже не казался хорошим и безопасным гигантом, а на оборот в лучах заходящего солнца он, окрасившись багряными тонами, сейчас казался хищником, загнавшим свою добычу и верно знающим, что никуда она от него сейчас не денется. Она попробовала звать на помощь, но это было глупо и только эхо вторило её захлёбывающимся от испуга всхлипам. Пытаясь выкарабкаться из оказавшегося западнёй леса сама того не подозревая она только углублялась в чёрное лоно наизловещего чудовища. Колющиеся ветки начали рвать её и без того очень не многочисленную одежку. Через блузу уже в нескольких места была видна розовая плоть, удлиняющиеся тени зрительно увеличивая и без того огромную и упругую грудь с малеханькими царапинками от ветвей. Слёзы катились по её лицу она пробиралась вперёд с страхом и ужасом в груди но как это не удивительно почему-либо её всё больше накрывала волна возбуждения и какого-то животного влечения. Она уже не могла сопротивляться собственному желанию и медлительно опустилась на землю прислонившись к дереву спиной. Руки лихорадочно расстёгивали пуговицу на брюках, почему же на всех других они уже издавна отломились, а эта будто бы специально не пускает!.. Резким скачком и эта пуговица пропадает кое-где в складках мха, рука скользнула к уже на через промокшим трусикам и ловким движением отодвинув узкую полоску белья, лаского задела набухшего бутона половых губ лаская указательным пальчиком, клитор средний она запихнула в себя всхлипнув от удовольствия и туман счастья оплетал сознание.

* * *

Он услышал дамский глас, её глас с нотами ужаса и кошмара, рванувшись через поваленные деревья, он шел к ней. Животный инстинкт давал подсказку, куда двигаться он как хищник ощущал, она кое-где уже не далековато. Двигаясь медлительно и бесшумно, он услышал стоны, которые просто нереально было перепутать с кое-чем другим, животная страсть одномоментно затуманила его рассудок он тихо подкрался и его взгляду стала живописнейшая картина. Она посиживала, закрыв газа со спущенными до колен штанишками прямо на мху и её мелкие тонкие пальчики ритмично двигались снутри её розовой щёлки она издавала сладострастные стоны, и потоки удовольствия прям таки струились от неё. Его член одномоментно натужился и готов был прорвать брюки, добивался, чтоб его выпустили наружу. Он расстегнул ремень и брюки, высвободив собственного гиганта на волю, взяв его рукою, он медлительно стал оголять ярко красноватую головку члена. Тихо и безрассудно он подкрался к ней, она так была увлечена собой что увидела его только открыв глаза когда его напряженный и возбужденный член уткнулся ей в губки. Она сообразила что, в общем-то, сопротивляться никчемно и взяла этого гиганта ручкой увлажненной от собственного сока и стала сосать член. Он ощутил прикосновение её пухлых губ к головке. Она погружала весь член для себя в рот по самое основание. Она лизала яичка, потом проводила языком ввысь и вниз по члену, щекотала языком самый кончик. Сосала она по-разному то, растопырив губки, вытянув их вперёд, точно повторив контур залупы, до основания заглатывала его, то, напротив, зажав губки к дёснам, с силой проталкивала сама член для себя в рот. Временами она вынимала член из себя и дрочила, а позже с яростью набрасывалась на него опять, заглатывала его, делая снутри вращательные движения языком. Сама, просто истекая соком, она продолжала ублажать себя тоненькими прохладными пальчиками. Он сходил с разума оттого, что она с ним делала, его ноги не слушались, а колени дрожали, левой рукою он держался за дерево, а правой подталкивал её белокурую головку навстречу собственному члену. Из его глотки вырывались по настоящему животные крики и рёв мог бы посоперничать с рёвом льва во время спаривания. Он уже ощущал, что семя вот-вот вырвется наружу, и он кончит… последние силы покидали его. Но вдруг она рванулась с места и побежала.Она рвалась вперед, но впереди были всё те же деревья и всё та же безнадёжность. Неприспособленные для таких кроссов штаны угрожающе затрещала и пошла по шву- ноги поминутно проваливались в рыхловатый грунт. Силы девицы таяли. Нет, не уйти, ну и некуда. Ноги у неё подкосились, и она кубарем полетела в травку. Разом навалилась вялость. Боже, что сейчас будет? Она закрыла лицо руками. По сути эта попытка с самого начала была обречена на провал. Практически через 20 метров он её догнал, и присев на землю произнес:- Ты что все-таки сука решила сбежать? — прохрипел он ей в самое ухо.Она только обречённо хлопала своими большими очами.Одним скачком он поднял её на ноги, стянув с неё брюки фактически порвав трусики. Выдернув из собственных штанов ремень взяв правой рукою её за шейку и наклонив раком подвёл к дереву, заставив обхватить дерево руками он связал их ремнём.- Сейчас блядь ты никуда не денешься! — засмеялся он.Она стояла нагая и испуганная даже не представляя, что её ждёт. Он же сорвав прутик и очистив его от листьев произнес:- Ну что ж дорогая на данный момент мы будем тебя учить, — с этими словами он стукнул прутком по её розовой и ласковой попе.На ней сразу появился набухший кровью рубец. Как это не удивительно оказалось для неё, но это не только лишь не уменьшило возбуждение, а напротив только подхлестнуло её желание. Она ощущала себя немощной малеханькой девченкой и его удары прутком по попке вырывались из неё стонами удовольствия и экстаза, её бутон набух, и влага хрустальными каплями падала на землю. Её желание было просто невыносимым:- Трахни же меня в конце концов!!- всё её тело ныло и добивалось члена!!Ни сколько не смутившись, он своими сильными руками раздвинул пышноватые с красноватыми рубцами только-только прошедшей казни ягодицы, прижался всем телом, и одним массивным толчком врезался в неё. Она вскрикнула от удовольствия и малость подвинула попу ввысь, приняв еще несколько см его члена. Он хрипел от наслаждения и издавал по настоящему животные клики. Она начала двигаться, следя через плечо за его лицом. Он дёрнул за ремень, удерживающий её руки дав им свободу. Женщина опустила голову и начала массировать клитор, время от времени пытаясь достать до его яиц. Член то выходил до головки, то вновь исчезал во влагалище. Это было удивительно!! Он же, тем временем, указательным пальцем теребил клитор, нащупывая его головку. Их руки повстречались, и они делали это совместно. С силой вгоняя собственный член он временами ладонь бил даму по пятой точке. Она стонала и грязно бранилась, по её бёдрам текла влага её влагалища. Он трахал её будто бы это был его последний секс она вторила его стонам и в такт двигала бёдрами на встречу его горящему …члену. Уже казалось, что не он ее, а она его трахает. Юноша растерял всякое представление о действительности, он кончил и из его глотки раздался одичавший животный рёв. Она ощутила, как его семя приятным толчком оросило её из нутрии. Юноша тихо сполз на землю, всё ещё издавая какие-то непонятные и непонятные стоны, она села радом и лаского его поцеловала, обняв за шейку руками. Они ещё длительно посиживали и услаждались чувством счастья и неземного блаженства.И хоть они уже и встречались пол года, такового они ещё не испытывали никогда. Поднявшись с тёплого и мягенького мха они снова лаского поцеловались и взявшись за руки пошли из леса который сейчас казался комфортным и таким родным к догорающему костру.